Легендарный ДнепроГЭС: как строили символ Запорожья

10:00  |  13.04.2021
Купер, Запорожье

Строительство ДнепроГЭС велось с марта 1927 года. Итогом работ, закончившихся осенью 1932 году, стал запуск самой мощной на тот момент гидроэлектростанции в СССР. В наши дни ДнепроГЭС считается одним из символов Запорожья. В советские годы бытовало мнение, что условия для строителей были очень хорошими, и все трудились как один. Но проблем на самом деле, к сожалению, хватало. Сегодня мы расскажем о некоторых из них.

Прибывают первые рабочие

Как уже говорилось, первые работники прибыли в Запорожье весной 1927, а если быть точнее – то 15 марта. Основной проблемой была хроническая нехватка рабочих рук. Если со специалистами вопрос удалось частично решить путем привлечения иностранных инженеров и консультантов,то огромную массу чернорабочих заменить было некем.

Предстояли масштабные земляные работы. Согласно предварительным работам, нужно было “вынуть” около 3 миллионов кубометров земли. Поэтому по всему Союзу начали ездить вербовщики, обещающие золотые горы строителям ДнепроГЭСа. В набор “плюшек” входили жилье, одежда, хорошее питание и конечно же, приличная зарплата. 

Телеги на ДнепроГЭС, Запорожье
Гужевой транспорт на стройке был основным

Меры дали свой результат, и численность рабочих начала пополняться рекордными темпами. Например, в мае число рабочих не превышало и 2,5 тысяч. Через 1,5 года людей было уже втрое больше, а в марте 1929 года число рабочих достигло уже более 15 тысяч человек. В дальнейшем темпы увеличения численности рабочих сохранились и были такими же высокими.

Кроме этого, на Днепрострой съехалось огромное количество бродяг и безработных. Дошло до того, что пришлось издать распоряжение о том, что приоритетное право на трудоустройство нужно предоставлять выходцам из запорожского региона. Кроме того, высказывали идею о запрете въезда безработных в Запорожский округ.

Жилье и облавы

Обещания комфортного жилья оказались, как обычно, враньем. Работников размещали в наспех построенных бараках. Кроме того, вовсю использовались здания поселка Кичкас, а также бывшие заводы Унгерна и Коппа. Всего за несколько месяцев с начала строительства были построены 125 бараков и более 40 общежитий. 

Читайте также: Несостоявшаяся стройка: какая история у запорожского метро

Впрочем, этого все равно не хватало, и дело дошло до палаток. Шили их в Ленинграде, и каждая палатка могла вместить в себя до 60 человек. Условия проживания в палатках были, конечно же, ужасными. Примерное представление о них могут составить те, кто попадал на военный полигон на время учений или сборов. Постоянная сырость и холод, невозможность наладить хоть какой-то индивидуальный быт – постоянные спутники рабочих Днепростроя. Кроме того, даже номинальные параметры по заселению жилого фонда были превышены в несколько раз.

Александр Винтер, главный инженер грандиозного строительства, был знаком и с этой проблемой. И хотя она не касалась стройки непосредственно, он предпринял действия к ее разрешению. Было оформлено обращение к органам правопорядка и госбезопасности. Люди в петлицах произвели тотальную проверку проживавших в общежитиях, бараках и прочих местах. По ее итогам стало ясно, что немало площади занимают обычные бездомные, никакой работы на Днепрострое не выполняющие. 

Купер и Винтер, Запорожье
Хью Купер и Александр Винтер на строительстве

Проблему начали решать драконовскими мерами. Как правило, в темное время суток барак окружали сотрудники милиции, отбирали подозрительных (на их взгляд) и вывозили людей за город, подальше от Днепростроя. Подобная практика влекла за собой жалобы, но реакции на них почти никакой не было.

Тиф, малярия и “зверинец”

Разумеется описанные выше условия проживания влекли за собой высокий риск распространения эпидемий. Те не заставили себя долго ждать, особенное распространение получил брюшной тиф. Он был постоянным “гостем” на Днепрострое, и пришлось организовывать отдельный “инфекционный” барак. Кстати, в организованной больнице были такие отделения:

  • хирургическое;
  • инфекционное;
  • терапевтическое;
  • венерологическое;
  • родильное.

По этому списку уже понятно, с чем чаще всего сталкивались медики на строительстве ДнепроГЭС. Не было оборудованной канализации, мусор вывозился крайне редко и нерегулярно. Поэтому вонь и антисанитария были страшные, несмотря на все меры, принимаемые руководством строительства. То, что случаи заболеваний тифом, малярией и другими болезнями не превышали нескольких сотен в год – скорее чудо.

Помимо “кнута” в виде распоряжений и передачи дел в прокуратуру, применялся и “пряник” в виде премий и поощрений. Проводились конкурсы на “лучший барак” и “лучшее общежитие”. Победители удостоились денежных премий. Но все же, проблема с антисанитарией оставалась вплоть до окончания работ.

Читайте также: Зачем запорожцы полицию вызывали: самые курьезные случаи

Не хватало на строительстве и теплой одежды. Например, на площадку по возведению будущего металлургического комбината рабочих возили на открытых платформах, при этом люди были едва одеты. Грустный юмор рабочих прозвал это зрелище “зверинцем”, ведь людей и вправду перевозили как зверей в цирк или зверинец. Не хватало разве что клеток…

От артели к фабрике-кухне

Естественно, рабочих надо было чем-то кормить. Первоначально распространенной практикой было обустройство так называемых артелей. Выглядело это так: группа рабочих нанимала себе кухарку, а администрация предоставляла ей площадь для приготовления еды. Работа эта была адской, и мало кто из женщин долго её выдерживал. За жалкие 12-15 карбованцев она должна была готовить еду, стирать одежду да еще и стеречь имущество других членов артели. Руководство Днепростроя тоже такая система не устраивала. На права женщин и их статус было по большому счету наплевать, главным было то, что масса маленьких кухонь занимала немало места в бараках и общежитиях, да и такая система не обеспечивала регулярного питания. Кроме того, постоянный тесный контакт мужчин и женщин приводил к росту венерических заболеваний, чего тоже никак нельзя было допускать.

Решение было найдено в виде фабрики-кухни, где рабочих должны были кормить централизованно. Но качество приготовленной еды было настолько отвратительным, что даже далекие от привередливости чернорабочие воротили от нее носы. Кроме того, на ряд объектов стройки еду доставляли в термосах, что тоже не добавляло ей вкусовых качеств, а делало еще более размазанной и разболтанной. 

ДнепроГЭС, Запорожье
Работа была очень тяжелой

Ситуация зашла в тупик, но решение было найдено. Фабрику-кухню передали в ведение товариществу народного питания, и все начало меняться к лучшему. С тех пор система общественного питания на Днепрострое только расширялась. Создавались специальные сельхозы, которые обеспечивали продуктами предприятия по приготовлению блюд для рабочих. Со временем здесь появились даже кондитерский цех и завод по приготовлению газированных вод.

Борьба с зеленым змием

Проблема алкоголизма стояла на Днепрострое очень остро. В силу близкого расположения населенных пунктов (того же Кичкаса или Вознесенки) приток спиртного был постоянным и обильным. Самогоноварение в округе росло ударными темпами, ведь спрос, как известно, рождает предложение. Впрочем, это уравнение работало в обе стороны.

Прежде всего, попытались решить вопрос запретными мерами. Производились регулярные рейды по территории проведения работ, особенно вблизи мест проживания рабочих, а также возле больниц. Нередко в ходе подобных мероприятий изымали массу алкоголя. К тому же, были введены меры по наказанию пойманных в пьяном виде и распространителей спиртного.

Читайте также: История проституции в Запорожье: прототипы купринских борделей в Александровске

Кроме того, решено было работать над повышением культурного уровня рабочих. Перед ними выступали песенные коллективы, литераторы, а также были построены кинотеатры, очередь в которые была просто огромной.

Партия – наш рулевой


Как уже говорилось, на производстве работали и американские консультанты. Для них не жалели ничего – построили отдельные домики, кормили лучшими блюдами, а часть продуктов специально заказывали из США. Иностранцы не знали никаких проблем, хотя и видели состояние рабочих. По воспоминаниям Бориса Вейде, иностранные специалисты даже заключали пари на предмет того, как долго чернорабочие смогут выдерживать такое плохое питание и жуткие условия жизни в бараках.

Купер, Запорожье
Хью Купер возле ДнепроГЭС

Но параллельно за их деятельностью следили и партийные работники, и товарищи из госбезопасности. Главной целью этой деятельности было выявить тех, кого можно было бы записать в шпионы, а заодно обвинить в работе на иностранных вредителей. Партийные активисты старались никогда не заниматься рабочими вопросами, но не стеснялись критиковать тех, кто сталкивался с непосредственным решением проблем на производстве и строительстве. При этом никакой ответственности за клевету никто из “партийцев” никогда не нес.

Со временем наметилась еще одна тенденция. Начали принимать на работу инженеров, подготовленных уже в советское время и являвшихся членами партии. Если в начале производства среди инженеров число «партийцев» было небольшим, то к запуску ДнепроГЭС их число существенно выросло.

Завершение работ

Запуск первого агрегата станции был приурочен к дню рождения Александра Винтера (10 октября 1932 г.). Это было не самодурство инженера  – таким был приказ самого Сталина. Американский инженер Томпсон перед запуском сказал Александру Васильевичу «Мистер Винтер, суп готов». Кстати, на запуск станции Сталин не приехал. Верхушку СССР представляли Серго Орджоникидзе и Михаил Калинин.

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Оставьте комментарий

*

  1. […] Читайте также: Легендарный ДнепроГЭС: как строили символ Запорожья […]

Новости Запорожье