Легенды запорожского театра: Константин Параконьев

10:00  |  04.09.2021

В запорожском театре всегда можно было увидеть выступления, в которых участвовали лучшие артисты страны. Так было в советские годы, так здесь и сейчас. Мы расскажем вам об одном из актеров, создавших славу нашему театру на всю Украину. У Константина Параконьева была очень непростая судьба – впрочем, время тогда тоже было непростое.

Детство

Родился будущий актер 8 сентября 1920 года. В те годы и одного ребенка прокормить было сложно, а в семье их было семеро. Отец, Иосиф Пароконьев, принял со временем сан священника, учительствовал в сельской церковно-приходской школе. Возможно, вы заметили ошибку – ПарОконьев вместо ПарАконьев. Но на самом деле никакой ошибки нет. Настоящая фамилия (по паспорту) была именно Пароконьев. Параконьев – это сценический псевдоним, под которым Константин Иосифович и стал известен.

Константин тоже пошел учиться, но в обычную городскую школу в Кировограде (сейчас – Кропивницкий). Закончив 10 классов, он стал учиться в драматической студии местного Дворца пионеров.

Не успел он закончить ее, как в 1937 году был арестован отец. Иосифа Ивановича обвинили в участии в контрреволюционной организации во главе с архиепископом Кириллом Квашенко. Тройка присудила священнику 10 лет лагерей. Впрочем, отбыть срок ему было не суждено – в 1939 году, по приговору местного трибунала, Иосиф Параконьев был расстрелян. О судьбе отца Константин ничего не знал, и лишь в 1957 году семья получит справку о реабилитации. Причина – «отсутствие состава преступления».

В связи с арестом отца Константину лучше было не возвращаться в родные места. Там его быстро могли бы арестовать как члена семьи врага народа. Поэтому он продолжил занятия в драмкружке. В 1940 году Параконьев поступил на литературное отделение кировоградского педагогического института. Успел закончить первый курс, но тут началась война.

С матерью, братьями и сестрами. Константин – слева, в костюме.

Первый театральный опыт

Константина, как и других занимавшихся в Дворце пионеров людей, должны были эвакуировать. Во всяком случае, именно это обещало начальство. Тем временем фронт приближался. В итоге дирекция дала деру, не только не забрав с собой своих подчиненных, но и не выплатив им зарплату. А уже 5 августа город был оккупирован.

В годы оккупации надо было как-то выживать. Рабочей специальности у Константина не было, поэтому пришлось заниматься чем придется. Сначала работал в селе, потом вместе с младшим братом Виталием подрабатывал в художественной мастерской. А практически весь 1943 год работал в местном театре. Позднее ему это припомнят…

Вместе с женой Татьяной, 1947 год

Перед освобождением города оккупанты забрали его с собой как остарбайтера. После освобождения Константин некоторое время служил в дорожном батальоне, руководителем художественной самодеятельности. После демобилизации вернулся в Кировоград и снова поступил на работу в театр.

Читайте также: Запорожский театр 120 лет назад

Актерская карьера в Кировограде

С одной стороны, в кировоградском театре все у Константина Параконьева складывалось хорошо. Большие роли – хана Гирея в «Марусе Богуславке», Апраша в «Цыганке Азе» и Фёдора Протасова в «Живом трупе» подарили ему признание и любовь зрителей. В этот же период он сыграл и пару ролей в кино – жулика Барадыма в фильме «Чудак-Человек» и маляра в фильме «Сон».

Артист в фильме «Сон»

Актер постепенно получал известность как один из лучших театральных артистов республики. Помогал актеру и его уникальный, приятный бархатный баритон. В постановках с национальным колоритом нередкими были музыкально-танцевальные сцены, и с ними Константин Иосифович тоже справлялся без каких-либо проблем.

Но была и проблема. Несмотря на все творческие успехи, артисту никак не хотели дать звание «Заслуженного артиста УССР». И дело было не в претензиях к нему как к артисту, к его мастерству и исполнению претензий не было, и быть не могло. Но всякий раз, как Параконьева хотели представить к высокой награде, «наверх» уходила анонимная жалоба. Там указывали, что Константин Иосифович находился длительное время на оккупированной территории и выступал в театре при немцах. То, что в оккупацию Параконьев попал не по своей воле – нехороший человек, естественно, не указывал. Из-за таких жалоб Параконьев все время чувствовал себя ущемленным и не способным творчески подниматься и развиваться.

Кроме того, его манила режиссура. Константин даже закончил режиссерский факультет в киевском институте имени Немировича-Данченко, притом с отличием. Но из-за всех тех же козней и «анонимок» рассчитывать на режиссерский пульт было бесполезно. В кировоградском театре его к этому не допустили бы. Нужно было уйти в другой театр, и предложения были. Посовещавшись с женой Татьяной, Параконьев решает переехать в Запорожье.

Читайте также: Здание театра Магара в Запорожье: когда открыли, кто строил и что было внутри

Жизнь в Запорожье

Приехал артист в Запорожье не на пустое место. На тот момент пост главного режиссера театра занимал Сергей Смеян. После смерти многолетнего руководителя театра Владимира Магара нужно было вернуть любовь и внимание зрителей, а для этого требовалась новая интересная постановка. Ей стал спектакль «Ярослав Мудрый» по сценарию И. Кочерги. Параконьев исполнял тут главную роль – князя Ярослава. В 1970 году за эту роль он получил высокую награду – государственную премию УССР имени Шевченко. Кстати, он стал первым украинским актером, удостоившимся этой награды.

Читайте также: Человек и театр: в честь кого назван главный запорожский театр

Фото 1969 года

Также он исполнял и другие роли – например, несгибаемого генерала Карбышева, гражданского обвинителя Шелагина или героя войны Коваленко в пьесе Вадима Собко «Сохрани мою тайну» (Параконьев же был и режиссером этого спектакля). Последняя пьеса, кстати, немало критиковалась в СССР за свою антивоенную направленность. Ведь по сюжету девушка ищет своего пропавшего во время войны отца, составляет список из 5 человек и приступает к поискам. И в итоге она находит его – в военном госпитале, безрукого и безногого…

Хотя актерам региональных театров было сложно сниматься в кино, Параконьев все-таки сыграл еще две. Первая – в фильме «Семнадцатый трансатлантический», запорожский актер сыграл помполита транспорта «Кузбасс». Также была еще одна небольшая роль в фильме «Повесть о женщине». Дело не в том, что не было предложений – вырваться на съемки даже на студию Довженко было проблемой, театральное начальство не отпускало. Что уж говорить о Мосфильме…

Также в Запорожье Параконьев работал и как режиссер. Помимо уже упоминавшейся пьесы Собко, среди его работ можно назвать «А зори здесь тихие» (по повести Бориса Васильева) и «Заграва над Хортицею», по сценарию Петра Ребра. Были и другие работы, неизменно пользовавшиеся популярностью.

Читайте также: Петр Ребро: самый известный запорожский поэт

Несмотря на свою яркую и необычную внешность, он не подгонял роль под себя. Наоборот, артист всегда полностью вживался в роль. Зачастую ему удавалось придать ей психологическую глубину и дополнительную привлекательность. Вплоть до самой смерти Параконьев участвовал как во всех аспектах жизни театра, так и в судьбе различных коллективов художественной самодеятельности Запорожья. Жизнь Константина Иосифовича прервалась 22 марта 1987 года. Похоронен он на Первомайском кладбище.

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Оставьте комментарий

*